Alexander Kuklev (akuklev) wrote,
Alexander Kuklev
akuklev

Ты помнишь, как всё начиналось?

Иногда историю нужно повторить чтобы ещё раз прокрутить в памяни.

(*Голос ворошилова за кадром) Сейчас третье июня 2004г. один час, 29 минут центральноевропейского времени. И мы начинаем девятнадцатую сериию игр
Что? (пауза) Где? (пауза) Когда?
Включается Also Sprach Zarathustra. Удар в гонг.

Когда мы поехали в Германию, мне только-только исполнилось 16 лет. Обычные подростковые комплексы и, вместе с тем, привычка к успеху. Я тогда ещё не задумывался толком о том, что время пролетает бесследно. Жизнь просто шла своим чередом.

Я очень любил по солнечной погоде спуститься по пыльному, почти не асфальтированному участку улицы Фрунзе спуститься к Иртышу и смотреть, как солнце играет в волнах. Закаты там тоже офигенно красивые бывали. Но сам спуск по пыльной дороге мне нравился не меньше. Кама весело подскакивала на ухабах, а за спиной поднимался столб пыли. Мне нравилось, как выглядит на солнце облако пыли.
Тишина, солнышко, пыль, песок, трава по краям дороги. Совсем непохоже на 21ый век. Скорее, времена Тома Сойера.

Первого июля 2001ого года я спускался по этой дороге пешком - велосипед был уже продан - к Иртышу и напевал "I Do I Do I Do" АББы.

Пятого и шестого июля мы собирали сумки и чемоданы. Вечером приходил Паша Рейх - мой друг - помог немного в собирании чемоданов и сильно поддержал морально. У мамы как-раз был приступ болезни, который угрожал поездке, так что все были на нервах. Потом мы ещё ночью трепались с Пашей по телефону часов до трёх утра. Утро было таким, какие я называю "олимпиадными". Это когда чувствуешь себя совершенно бодрым не смотря на то, что практически не спал. Был дождь. Мы засунули последние вещи в сумки, спустились вниз. Нас уже ждали машины. На улице был дождь и пасмурнятина. В машине играл Макаревич. "Не надо прогибаться под изменчивый мир".
Аэропорт, таможня, зал ожидания, гудящий Ил. Маме постепенно лучше. Всё, в общем-то, в порядке.
Из окон видна центральная полоса России. Ещё пару часов и перед глазами совершенно другие виды. Под нами как-будто нарисованая лоскутная карта. Поля, лужайки, кусочки леса. Все кусочки либо прямоугольники, либо треугольники. Всё размежевано чёрными дорогами. Вот она какая - европа.
Мне сразу подумалось, что тут, наверное, сложно будет найти пыльную грунтовую дорогу, как ту - к Иртышу.

Ганноверский аэропорт вообще напомнил космопорт из научной фантастики. Никаких трапов - из самолёта сразу попадаешь через "шлюз-присоску" на паспортный контроль. Вокруг стекло и пластик, всё идеально. Нигде нету никакой царапинки, неровности, следа от жевачки или наклейки. Таможеник одет в синюю рубашку и чёрные брюки. На рубашке бейджик с именем - не какая-то самоделка, а такой какой-то профессиональный бейджик. Все цвета очень яркие. В Ганновере как-раз очень солнечный и жаркий день.

Собрали сумки, и тут: Появляется вдруг дядя Саша. Я его последний раз видел, когда мне 5 лет было. Сразу, конечно, не узнал. А вот дядю Мишу узнал, хотя вообще ни разу не видел до этого. Он просто очень похож на детские фотографии свои. Мама его, конечно сразу узнала.
"Светка! Тетя Мил!" (Света - это моя мама. Людмила - бабушка.)

Мы вышли на стоянку. Баулы засунули в одну машину, мы сели в другую. Кажется, бабушка в одну, а мы с папой и мамой - в дяде-Сашин опель. Выезжаем - ОООО!
Машины - это нечто. Всё сверкает. Все машины ярких цветов, лакированые, блистящие и неправдоподобно читсые (впоследствии станет понятно, что это - иллюзия была. ;-) ). Гладкие формы машин бликуют на солнце. Разметка на дороге идеально белая, сам асфальт - идеально тёмный и ровный. И такой цельный, будто это взлётная полоса. Ни швов дорожных, ни выбоин нигде. Светофоры очень яркие.

Приезжаем к дому, где дядя Миша живёт. Такой аккуратненький кирпичный пятиэтажный дом. Мы остановились на мощеной стояночке рядом с домом. (Поражает, сколько здесь мощёных дорог и тротуаров. Асфальтированый тротуар вообще редкость.) Стояночка ограждена такими аккуратненькими столбиками с отражателями. В тоже время, всё продумано - столбики эти опускаются, чтобы могла проехать пожарная машина в случае чего. Для того, чтобы отстегнуть такой столбик нужен всего лишь треугольный ключ. Рядом какая-то другая европейского вида пятиэтажка. Почему европейского так сходу и не сформулируешь. Просто дом снаружи отделан очень аккуратно. Он покрашен в кремовый цвет.
Углы всегда прямые, поверхности плоские, трещин нету, подоконники металлические аккуратно заземлены. Впереди дорога, движение на которой, по правде, не очень оживлено. Параллельно ей трамвайные линии.

Поначалу в чужой стране страшно переходить дорогу. А уж трамвайные линии в неположеном месте - вообще и в голову не придёт. Мы ещё тогда верили в россказни, что тут, мол, ни в коем случае нельзя дорогу перебегать. Оштрафують и выгонють. :)

В квартире тоже всё было не-по-нашему. Краны блестят, сантехника и кафель белеют - аж прям светятся. Ванны не было - только кабинка для душа. Но красиво. :) Опять же, посудомоечная машина на кухне - для нас совершенно мистический прибор. Мебель "сразу видно, европейская". Это только через несколько месяцев стало понятно, что "сразу видно, европейская" мебель сделана бывает настолько хило, что опираться не советую.

Нас очень вкусно накормили. Я отписал с компьютера дяди Миши первый емайл друзьям.
Чтобы выспаться, нас снабдили раскладушками. Раскладушки тоже не советского образца. Это уже корейский ширпотреб. Гораздо удобнее советских раскладушек, но разваливается быстрее.

Спали мы плоховато из-за жуткой жары. Бабушке к тому же, мешал трамвай, который каждые полчаса проезжал мимо дома всю ночь.

Кажется, на следующий же день нас отвезли в лагерь в Брамше. Дядя Саша нас отвозил. Опель - машина приятная, хотя на дороге держится послабее BMW однозначно. Бехи на автобанах себя совершенно спокойно чувствовали, развивая скорости под 200км/ч. Опель начинал терять в сопряжении, где-то, начиная со 150ти, 160ти километров в час. Потому, быстрее и не ехали.
Рассказывать о дороге дело неблагодарное. Это показывать надо. Небо красивое, дороги интересные, светофоры красивые, а мелкие городки по-дороге - кукольные.

Было воскресенье, к тому же, ночь. На входе в бундесгренцдурьхгангслагень Брамше был всего один смотритель в будке, и тот сонный. Дядя Саша бодро так с ним на немецком объяснился. Мы с зелой печалью переглянулись, размышляя о том, на каком языке мы тут будем говорить. :)
Нас разместили во втором корпусе. В отдельной комнате нас четверых. Туалет в конце коридора. Кровати в два яруса. Еда в столовой. (Еда с моим гастритом сложносовместимая, поэтому пришлось очень быстро раздобыть электроплитку.)


Ой, блин. Чего-то, заболтался я, а времени уже половина третьего. Короче говоря, если интересно - кинте комментик, следующую серию напишу. :)
Subscribe

  • (no subject)

    Встретил фотографию толпы футбольных фанатов, и она меня скорее напугала, у меня уж точно нет желания быть там среди них. Но внезапно я понял, что…

  • Прогресс

    Десять дней назад, вторая ступень SpaceX'овского корабля Starship своим ходом слетала своим ходом на десять километров вверх, и усмепшно приземлилась…

  • О водосбережении

    Как известно, питьевая вода во многих странах дефицитный ресурс. И даже в дождливой Германии летом иногда случаются засухи, в результате которых она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments