Alexander Kuklev (akuklev) wrote,
Alexander Kuklev
akuklev

  • Music:

Faserland

Бескрайнем пустом чёрном пространстве живут две тонкие, как стенка мыльного пузыря, плоские параллельные мембраны. Они светятся синевато-фиолетовым светом, и медленно колеблются в вечном безмолвии. Но иногда между мембранами встречается тонкая перепонка, эдакая пуповина. Как будто кто-то капнул клея, прижал мембраны и вновь развёл их, а клей превратился в тысячи блестящих нитей между мембранами. Если смотреть издалека, то миллионы нитей будто бы перепутаны, как спагетти. Но если посмотреть вблизи, то каждая отдельная нить пряма и бесконечно далека от всех других нитей. Вероятность пересечения ничтожна. Внешний хаос на самом деле прямых линий в чём-то очень похож на нашу жизнь.

Пару-тройку лет назад ЖЖ-юзер silkin посоветовал мне прочитать Faserland Кристиана Крахта. В нем было что-то такое, что есть в Страхе и Ненависти в Лас-Вегасе, что-то такое из Сталкера Тарковского, что-то Кафкианское, давящее, мятущееся. Главный герой что-то искал, нейтрализуя пьяный угар горькими сигаретами, и меняя Мюнхен на Зильт, машины на самолёты. А может быть, и не искал. А может быть, я просто совершенно не помню книги, это у меня бывает. Надо просто перечитать. Помню только, что пару-тройку лет назад происходящее казалось просто нереальным. Тогда от плохого настроения я садился ехать куда глядят глаза в трамваи, а не в поезда.

Середина февраля сего года. День святого валентина. Вчера закончился семестр. Люди вырвались из сессии. Мы с двумя одногруппниками и одним математиком идём в мажорный клуб Savoy, а там празднование дня святого Валентина постепенно переходит в "пир во время чумы". Зал переполнен, десятки знакомых лиц — химик К., уже порядком поддатый. Девушка-физик Е. почему-то без бойфренда, танцует с группкой физиков-нердов и выглядит довольно несчастной. Танцевать сложно, со всех сторон людей, как сельдей в бочке. Мимо проходит накачанный негр в стильной черной майке и несёт мартини со льдом каким-то двум гламурным куклам в тёмно-синих джинсах с огромными белыми поясами из кожзама. Играет попса.
На тумбу забирается какая-то нереально сухая девушка в закатанных до колена джинсах того же модного типа, с точно таким же белым безвкусным поясом. Она выглядит до истощения зажаренной в солярии. Ни её лицо, ни её тело не красивы — они привлекательны исключительно развратностью. Наверх забирается какой-то очень нетрезвый парень её типа — высокий, мускулистый, одетый по последней моде и танцующий по последней моде. Стоять прямо он уже не может, но танцевать ещё как-то умудряется. Современные танцы адаптированны к любому количеству алкоголя в крови. Через минуту они уже трутся причинными местами в танце, через 5 — целуются рядом с баром. Через 15 она целуется уже с кем-то другим.
На втором этаже — там, где дорогой бар, сидят надменные студенты-юристы и поят своих девушек дорогими коктейлями и коньяком Camus. Эти девушки уже не смотрятся развратными, они красиво одеты, умело ухожены, но сути это не меняет. Разница между этими из бара и теми с тумбы не в сути, а исключительно в цене жидкости для снятия трусов. Нет, не все такие. Ну я очень надеюсь, что не все.

Ларс and co, внизу, в подвале — там площадка для электронщины. Играет какое-то техно. Токсичное зелёно-фиолетовое освещение, мальчик-робот выполныет одинаковые движение под одинаковые звуки. Сам Ларс органично двигается под техно, даже красиво. В зал спускаются две девушки лет по 17. Шушукаются и хихикают друг другу. Они не привыкли к таким местам, они ещё
чисты. Им тут интересно, им тут нравится. Через полчаса они уже органично танцуют техно, какие-то ребята угощают их пивом. А в верхнем зале уже меньше народу. Все, кто хотел подцепить тут по быстрому партнёра на ночь, уже подцепил и разбежался. Танцуют уже либо сформировавшиеся пары, либо одиночки, которым нравится сама музыка и атмосфера. Они могут выглядеть доступно, но это наигранное. Парочка-тройка девушек ещё смотрят по сторонам. Мой друг, физик Н. милейше танцует с одной из них и улыбается, она отвечает ему взаимностью, но он так и не решается ничего ей сказать. Физик Н. выглядит опытным и танцует под попсу умело, но на самом деле он стеснительный. Он уже несколько лет влюблён в одну девушку из своего родного города. И каждый раз, когда он ездит туда на каникулы, а иногда и на выходные, они ходят на дискотеке. Физик Н. считает её самой красивой, а она, похоже, и не имела бы ничего против, но он ничего не делает. Трижды он рассказывал мне про неё, когда мы возвращались по домам под моросящий ночной дождь. И каждый раз хотел что-то с ней предпринять. И каждый раз ходил в кино/кафе/в клуб без всяких последствий. Мне нравится быть наблюдателем.

А на следующий день мы ходили в Тангенту — это дискотека с менее попсовым уклоном. Там люди гораздо менее надувные и не бывает разврата. А в понедельник я был уже в Женеве, у Темерева.
А в следующий вторник уже в гостях у Фалковского в Ганновере. А в четверг встречал в аэропорту Алю. А в следующий вторник — в Нюрнберге, в четверг — в Мюнхене. Через неделю я уже по 10 часов в день строчил тексты отчётов по лабам и готовился к экзамену.

Я надолго запомню эти каникулы. 14 февряля — 4 апреля 2007.

А впереди рассвет...
И две невымытых тарелки.
Subscribe

  • (no subject)

    Встретил фотографию толпы футбольных фанатов, и она меня скорее напугала, у меня уж точно нет желания быть там среди них. Но внезапно я понял, что…

  • Прогресс

    Десять дней назад, вторая ступень SpaceX'овского корабля Starship своим ходом слетала своим ходом на десять километров вверх, и усмепшно приземлилась…

  • О водосбережении

    Как известно, питьевая вода во многих странах дефицитный ресурс. И даже в дождливой Германии летом иногда случаются засухи, в результате которых она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments