Alexander Kuklev (akuklev) wrote,
Alexander Kuklev
akuklev

Category:

О том, как мы с Фалковским в Париж не попали.

Сидели мы как-то, сидели с герром-Сорхедом в аське и думали.

— А не махнуть ли нам, Куклев, в Париж? — полу-в-шутку спросил Сорхед?
— Да ну тебя, у меня сессия в самом разгаре, — возразил я.
— У меня тоже работа. Я только на выходные могу.
— На выходных у меня экзаменов, конечно, нет.. Но вот после.
— Ну и что? Ты хочешь сказать, ты к ним готовишься? Не смеши мои пейсы, я тебя знаю. :-)
— Ачо.. можно.
— Ну вот и подумай. Там *** сейчас и **** будет. (ЖЖ-юзерши знакомые.)
* Я подумал.
— Только у меня бабла нет. То есть, не то, чтобы совсем нет, но на Париж нет.
— Ты ж умный, придумай чего-нибудь.
* Я придумал.

Через два дня. К mionin-у.
akuklev: Вова. А ты сильно занят в эти выходные?
mionin: ээээ, хрен знает.
akuklev: У тебя бы хватило дури взять и отправиться в Париж автостопом?
mionin: у меня хватило бы.
mionin: Холодновато, вообще, для автостопа.. :)
mionin: но поехать мне уже охота
akuklev: А чего! Давай рискнём. Будет получаться — доберёмся. Нет — нет.
mionin: тока надо для предков легенду придумать
akuklev: Чего тут думать? Ко мне в гости, в Гёттинген! :)

Отлично выспавшись за два часа сна в ночь с четверга на пятницу и качественно отдохнув во время лекции по-физике я выдвинулся в Ганновер. По дороге поспал часок — чего нам? В рюкзаке лежала сменная одежда, бельё, базовые медикаменты и термос замечательно горячего чаю. Одет я был предусмотрительно тепло, но вот шарфик сдуру забыл на вешалке, хоть и собирался не забыть ни в коем случае. И чего мне надо было в прошлую ночь программировать до четырёх и ворочаться на кровати без сна до шести, а?

Пока Фалковский ел дома, я успел купить пару килограмм мужской еды™ в магазине и — самое главное — дорожный атлас Европы. Мама дала Вове в качестве гостинца банку салатика, так что пришлось ещё спереть по пластиковой вилке в местной дённерной. Примерно к пяти мы были в Эмпельде и искали въезд на шнельку(транспортное кольцо вокруг города). Надо сказать, что искали мы его долго и мучительно, потому как карту Ганновера мы благополучно забыли оба.

Зато, когда мы нашли въезд, дело пошло. Вначале мы встали весьма по-идиотски. А вот когда, чуточку вдумавшись в психологию и физиологию водителей, встали нормально, буквально через 5 минут стопа остановился фургончик.
— Ребята, вам куда?
— В направлении Дортмунда.
— Мне не туда, но я довезу вас до ближайшей Растштетте на автобане. Не могу я, чтобы люди на таком морозе стояли.
— Спасибо Вам!

Водила оказался человеком крайне приятным. Довёз нас до хорошего места, проехав лишние пять километров. Рассказывал о себе, расспрашивал о нас. Сам он родом из Турции, открыл пару лет назад бизнес по внутренней отделке помещений. Очень печалился об экологии в России и положении дел в Китае.

Самыми удобными позициями на автобанах
являются крупные Raststätte (Постоялые
дворы). Это — комплексы из автозаправки,
паркинга, ресторана, часто мотеля.


Растштетте вечером пятницы — сказочные места для автостощиков. Поток машин не перебивается; довольные водители выходят из местного макдональдса, размышляя о приятном уикэнде.

Вначале мы постояли пару минут на заправке. Не клевало, но климат был хорошим. Хоть большинство и отказывало, общались в основном приветливо. Начали проявляться первые закономерности. Самые приветливые — молодые люди, едущие в битком набитой машине. Очень бы хотели помочь, но машина забита под завязку. Положительно настроены мужчины-автомобилисты с открытым взглядом всех возрастов. Женщины-водители 30+ боятся. А если 18-25 — спокойно берут, особенно если улыбыться получезарней. Очень благосклонный вариант — молодая пара. Если бы один из нас с Мёниным был девушкой, каждая остановившаяся молодая пара бы нас подбирала. Самый плохой вариант — пара 35+, которая не разговаривает. (Это я уже весь опыт суммирую.) Если двое в машине разговаривают, всё ещё неплохо. Если в салоне молчание, подходить с пассажирской стороны не имеет смысла. Мало того, что окошко не откроют, так ещё и посмотрят климактерическим взглядом. С водительской стороны подходить лучше, но смысла тоже не имеет. Окошко откроют, но жена обязательно вмешается ещё до того, как муж откроет рот.

Один мужичёк на стоянке изрёк почти что одессизм. Я ему — «Вы едете..» Он — (перебивая)«Нет, я еду куда-нибудь в другое место». Мы решили пойти в сторону макдональдса. У макдональдса нас окликнули два приятных парня. Один из них — в классическом костюме путешественника-подмастерья. Каждый, кто хочет получить классическую мастеровую грамоту должен год попутешествовать в таком костюме по Германии.
— Вы как, тоже автостопом? — спросил парень в костюме, выпив глоток глинтвейна из эмалированной чарки.
— Угу. А вы куда?
— В Гамбург.
— А нам в направлении Дортмунда.
— Отлично. Все, кто тут стоят, едут либо в сторону Гамбурга, либо в сторону Дортмунда. Если вам попадётся кто-нить, кто не едет в Дортмунд, сразу посылайте к нам. Он не выкрутится! %)

Пока мы потравили байки, к нам подошла девушка очень эффектной наружности. Невысокая такая, с абсолютно черными волосами и очень неряшливо одетая. Ноги в каких-то несуразных красовках, полы черных джинс замызганы, но с приятным лицом и крайне обоятельная. Подошла, и совершенно бесцеремонно ворвалась в разговор:
— Ребята, скажите мне, где я нахожусь?

Потом достала карту и улыбнулась морщинками вокруг рта:
— У меня сдохла навигационная система. Нави мне сказал, что я через 12 минут буду в Гельзенкирхене, а я уже проехала полгермании.

Через пару минут совершенно хаотического разговора (девушка оказалась итальянкой, это многое объясняет :) стало понятно, что едет она совершенно правильно и ей действительно надо в Гельзенкирхен, который рядом с Дортмундом.
— А можешь подвезти наших приятелей? — спросил паренёк в костюме?
— А, так вы автостопщики? Конечно могу, а вы меня не изнасилуете?
— Постараемся.

Машина этой девушки — это что-то. Я думал, моя хата, забитая с низу до верху бумагами, разбросанной одеждой и всякой прочей хреновиной — это предел. Её машина была забита с низу до верху всем. Там лежали упаковки от старых туфель, ящик из под пива, атлас, телефонная книга, упаковки от бесчисленных макдональдсовских бигмаков и .. Короче, чего только там не лежало. Но мы влезли. Когда мы сели, первым, что я заметил, был навигатор, показывающий на весь дисплей ошибку номер 324 в какой-то dll.
— Виндоус.. — с наигранной печалью в голосе изрёк ваш покорный слуга.
— И эта хреновина стоила мне штуку евро! — возмутилась девушка.
(Навигатор я починил за одну минуту софт-ресетом и сносом глючащего конфигурационного файла ближе к концу поездки.)

Девушке 19. Она владелица двух фирм, занимающихся танцами и модельным бизнесом. Одна в Берлине и одна ещё где-то. Она практически живёт в машине, постоянно передвигаясь по делам. Вот сейчас в Гельзенкирхен. Она и сама танцует. Они планируют расширяться в Люцерну (Швейц.), где у неё знакомый DJ, который устраивает контракты на весьма крупные приватные вечеринки. Богатые буратины хотят красиво танцующих девушек — DJ их организует. За разговорами очень быстро прошло почти два часа. Наш въезд близился, а растштетте всё не появлялись и не появлялись на горизонте.

А пока запомните: ехать по автобану
до произвольного не являющегося
крупной заправкой места не нужно.
Часто это грозит зависанием,
иногда очень тяжелым.


Благополучно проехав Дортмунд, мы стали особенно внимательно следить за всяческими заправками. Была пара парковок с сортирами — только не это, там можно стоять часами. И вот одна заправочка, совсем рядом с автобаном. Ну не на самом автобане, да, но хоть рядом. Она высадила нас на этой чудной заправке во вполне благодушном настроении. Ещё бы — треть дороги уже пройдена, всего за каких-то три часа. Это была ошибка. Лучше бы мы ехали до Гельзенкирхена.

Заправка эта расположена так, что большей частью привлекает лишь локальный поток — машины, которые никуда не едут. А если и случается из потока транзитного, то в противоположном направлении, чем нам надо. Надо было застопить кого-нибудь из этого, противоположного направления и вылезти на какой-нибудь двусторонней заправке на автобане, но мы этого не сделали. Мы послушали мужика, посоветовавшего нам пройти «каких-то два с половиной километра» до хорошей дороги на Кёльн. Во-первых, это было 6 километров и к тому же по мерзкой, слабоосвещённой дороге в каких-то дремучих лесах. Во-вторых, нас ждал плохоосвещённый перекрёсток двух дорог, где стопнуть кого-нибудь кроме как на светофоре в тёмное время суток нереально вообще. Лица у нас с Вовой были уже более усталые, освещение на дороге плохое. Не останавливался практически никто. А те, кто останавливались, ехали не туда. На этом перекрестке преобладал локальный трафик. Едущие далеко, едут по автобанам. По более мелким дорогам в такое время едут только те, кто добирается с работы домой в какую-нибудь клоаку, из которой потом вообще не выберешься. Да мы и так были в клоаке. В одном из бесчисленных мелких городков, на которые условно поделен огромный индустриальный Ruhrgebiet. Хорошо замёрзнув, мы пошли на автозаправку поблизости. Как не странно, нам повезло практически сразу. Я подошел к мерсидесу с двумя пожилими мужчинами и они моментально указали на машину, шедшую за ними следом — «У него Кёльнские номера, ему как-раз наверняка в Кёльн.»

— Здравствуйте, Вы случайно не едете в Кёльн?
— Еду, а что.
* Шупленький мужичёк посмотрел как-то боязливо. Я его понимаю. Темная и довольно пустая заправка..
— Мы тут с приятелем едем автостопом в Париж. Забрались вот в такие гребеня..
— То есть, вы вдвоём?.. — сказал мужик сомневаясь.
— Ага. (я пошел добывать Вову, курящего в сторонке)

Мужичок осмотрел Вову и пересилив сомнения согласился: Ладно, счас оплачу бензин и подвезу. Он вышел с заправки с тремя бутылками пива.
— Садитесь. Счас приберу одно заднее сиденье.
Мы сели. Мужичёк сам в молодости автостопил, поэтому и подобрал нас. А то, говорит, сами понимаете. Тут такая дыра, боязно. Свою жену, говорит, я постоянно прошу никому двери в машине не открывать и вообще.

Очень приятно поговорили с ним. Про нас, про него. Он актёр. А актёрам сегодня сложно. Поэтому он и ездит каждый день на работу в Ландестеатр из Кёльна. Тут, в маленьком городке Рурской зоны у них офис и основные помещения, а играют они по всей области в городских залах типа наших дворцов культуры. Сегодня он играл сумасшедшего убийцу. Вы берите пивко, не стесняйтесь. И я возьму, я сегодня заслужил.
Очень приятный, очень интересный человек. Но вряд ли счастливый.
Он довёз нас до совершенно правильной стоянки с макдональдсомм, как раз перед въездом на автобан в направлении Aachen'а. Пожелал удачи и попросил выкинуть куда-нибудь бутылки пива. А то, говорит, жена найдёт — убёт. «И за дело, между прочим.»

На морозе пиво выветрилось в две секунды. Мы пристроились на первой попавшейся стойке и откушали замечательного крабового салатика Вовиной мамы. Запили чайком — эээх, тёпленький. Нам нужно было в Аахен.

Проблема была в структуре потока. Тут останавливались только те, кому нужно из северной части Кёльна в Аахен. Причём, только те из них, кому нужно было бензина или поужинать, а нужно это было мало кому. До Аахена ехать 20 минут — можно и дотерпеть. Поели они дома, а доехать до Аахена хватит даже остатков бензина. Время было позднее. За все время, что мы стояли, попалось лишь четыре машины в Аахен. Одну вела женщина — ну какая нормальная дама согласиться взять двух уставших здоровых парней около полуночи? Она подумала и сказала, что всё-таки едет не в Аахен. Вторая и третья были забиты. Там просто некуда было садиться. Стало ясно, что до утра нам тут искать нечего. На самом деле, можно было доехать до Аахена на автобусе за три с половиной евро, но это мы узнали позже. А тогда мы побрели в макдональдс и грелись там до его закрытия, до трех.

После трёх поток вымер полностью, а на улице холодало. В шестом часу машины начали подтягиваться, но было ясно, что часов до полседьмого-семи мы тут ещё скорее всего простоим. В это самое время Мёнин сонным голосом заявил, что он не чувствует ног. Мы рассудили так: В Аахене мы будем в лучшем случае в 8 и совсем сонные. До Парижа по весьма оптимистичным рассчётам из Аахена нужно ехать ещё пять часов, причём практически наверняка без сна. Значит в Париже мы окажемся реально часов в 16 в состоянии мяса. Добредём до какого-нибудь дешевого отеля на Монмартре типа того же Монпелье и уснём молодецким сном на 16-20 часов. Короче, в Париже мы будем живыми ровно один день. Эти рассуждения очень подорвали боевой дух и мы повернули в сторону вокзала. И уехали ко мне в Гёттинген.

Спя.

Проснулись у меня дома в 11 часов вечера субботы.

PS: Если бы мы обладали знаниями о немецком автостопе, которыми мы обладаем сейчас, мы бы доехали до Гельзенкирхена и в Аахене были ещё практически засветло. А значит, к утру бы наверняка добрались до Парижа. Конечно, тоже очень усталые и помятые, но добрались бы. А ещё — не надо забывать шарфики и стесняться одевать тёплые носки заранее. И обувь, обувь нужно брать мягкую. Лучше одеть две пары шерстяных носков и кросовки, чем одну пару и тяжелые туфли.

Эпиграфы взяты из кладезя знаний, который мы, правда, нашли уже постфактум:
http://trassa.travel.ru/atlas/country/germany.htm

Взгляд с другой стороны: http://mionin.livejournal.com/113446.html
Subscribe

  • (no subject)

    Встретил фотографию толпы футбольных фанатов, и она меня скорее напугала, у меня уж точно нет желания быть там среди них. Но внезапно я понял, что…

  • Прогресс

    Десять дней назад, вторая ступень SpaceX'овского корабля Starship своим ходом слетала своим ходом на десять километров вверх, и усмепшно приземлилась…

  • О водосбережении

    Как известно, питьевая вода во многих странах дефицитный ресурс. И даже в дождливой Германии летом иногда случаются засухи, в результате которых она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments