Alexander Kuklev (akuklev) wrote,
Alexander Kuklev
akuklev

Categories:

Немного о мордоре

У России мало шансов на нормальное будущее, пока не будет открытого общественного разбора прошлого, болезненного разбора, вроде как это было в 1968-1972 в Германии. В школах в России иногда рассказывают о немецких концлагерях (и правильно рассказывают!), но я ни разу не встречал человека, которому бы в школе рассказывали качественно о масштабах и ужасе Красного Террора и Сталинских репрессий. Где в школе, кстати, говорят про Эксперимент Милгрэма и Стэнфордский тюремный эксперимент? Почему в стране с таким "багажом" в школе не читают и не смотрят "Повелителя мух", "Третью волну" и другие произведения о том, как легко практически любой коллектив превращается в чистый ад.

* * *

avva недавно постил ссылку на скан записки о трагедии в Нарымской тайге, когда на остров высадили 6114 человек с поезда ссыльных "деклассированных элементов", которых "похватали в чём было" без вещей и тёплой одежды, а на острове не было ничего, ни навеса, ни костра, ни инструментов, ни еды, только тайга и гнус. На следующий же день ударили заморозки и люди начали погибать массово, началось марадёрство, людоедство, словом полный ад. А в итоге все умерли, и никого за это не наказали. Причём "деклассированные" элементы не были кем-то специальным, это были в массе своей люди, которых похватали на улице для соблюдения отчётности по количеству отловленных. Типовая история: "Из Москвы. Завод компрессор. Шофер. 3 раза премировался. Жена и ребёнок в Москве. Окончив работу собирался с женой в кино, пока она одевалась, вышел за папиросами, и был взят."

В этой записке поясняется, что люди были очень измождены дорогой, прежде чем оказаться на острове, что тоже увеличило смертность. Ещё в эшелонах смертность составляла 35-40 человек в день, это каждый 20. Чтобы понять, в какой степени они были "измождены" этой самой "дорогой", приведу кусочки из мемуаров Керсновской:

"Теперь я уже не помню, как попала в вагон. Помню толпу, солдат, крики, пинки, давку в вагоне, битком набитом растерянными и растерзанными людьми."

"вповалку лежат, цепляясь за кое-какой скарб, женщины, мужчины, дети в телячьем вагоне, где в стене прорезано отверстие с вделанной в него деревянной трубкой, которая будет нашей первой пыткой – хуже голода и жажды, так как мучительно стыдно будет пользоваться на глазах у всех такого рода нужником."

"Одних детей там было 18. И вот в этом кошмарном уголке ада родилась девочка. Тринадцатый ребенок несчастной, перепуганной женщины! [..] Кому нужно было отправлять в ссылку беременную женщину с такой оравой детей? И вот в первый же вечер она родила. Роды, судя по ногтям новорожденной, были преждевременные. Послед не отделялся, матка не сокращалась, и роженица истекала кровью."

"Дети – наше богатство». А перед глазами картина: на полу вагона в луже крови и окровавленных тряпках – роженица. В кровавом студне барахтается новорожденная девочка. Заниматься ребенком некогда: пуповина кое-как перевязана. Из матери кровь так и хлещет. Искусанные губы – белые... И рядом 12 детей. Дети этой умирающей женщины. Их везут в ссылку. Куда? Зачем? За что?"

"И больных немного: припадочный мальчик 11 лет – эпилептик. Одна старуха с тяжелым гастроэнтероколитом. И девочка-старшеклассница, кажется, ее звали Музой. Она была очень хорошенькой, вся сорокская молодежь была от нее без ума, и двое ее ухажеров – Лотарь и Минька – ехали в этом вагоне. Ей было до того стыдно в присутствии всех знакомых мужчин, особенно ее кавалеров, испражняться в деревянную трубу, что у нее получилось что-то вроде спастического паралича сфинктера." "Постепенно мы хоть и со слезами стыда, но привыкли, а эта бедняжка Муза чуть не погибла."

"Когда нам, раз в день обычно, приносили какую-то еду, чаще всего похлебку с какой-нибудь крупой, никто не хотел есть!" "Ну а жажда? Ее мы испытали значительно позже. На первых порах ведра воды нам хватало" "Что же касается усталости, то многие мучились оттого, что в тесноте нельзя было вытянуться как следует. Да и не все могли с непривычки спать на полу, в телячьем вагоне без рессор трясло и швыряло из стороны в сторону."

"Было это где-то между Петропавловском и Омском. Жаркий июньский день. Кругом бескрайняя равнина, усеянная мелкими озерцами и березовыми перелесками. Жара ужасная, невыносимая! Не наша бессарабская сухая жара, а влажная, липкая. Как в паровой бане!" "Железная крыша вагона раскалилась, как духовка. Двери заперты. Два узких оконца выходят на юг, и кажется, что сквозь них в вагон льет не воздух, а что-то густое, удушающее. Единственное облегчение – это лечь на пол и подышать в щелку на полу. Воняет мочой и экскрементами, но все же воздух попрохладней. Мы по очереди ложились «подышать» в щелку."

"О еде никто не думал, хотя нас в последнее время все чаще забывали покормить. Зато жажда... Боже мой! Этого описать нельзя. Это надо испытать! А кругом вода!"

"А тут рядом, в соседнем вагоне, женщина, которая родила во Флорештах, высунувшись из окна (в их вагоне окна были, как в четвертом классе, а не как в товарных), монотонным голосом обращается с одной и той же просьбой ко всем военным, проходящим мимо. Она просит воду. Воду для того, чтобы выкупать ребенка и простирнуть пеленки." "В голосе ее отчаяние и вместе с тем покорность. Снова и снова обращается она к часовому." "– Товарищ боец! – обращаюсь я к нему. – Эта женщина родила в поезде. И вот пошла уже вторая неделя, а ребенок не купаный и пеленки не стираны. Распорядитесь, чтобы ей разрешили постирать тряпки, а то ребенок заживо гниет! Никакого внимания. Будто и не слышит. Дожидаюсь, когда начальник эшелона проходит вдоль поезда и повторяю просьбу, заклиная его проявить человечность и не губить неповинного младенца. – Это не ваше дело! И не суйтесь со своими советами!"

А потом их привезли (хоть и не сразу) в Нарымскую тайгу лес валить. А теперь я очень прошу почитать документ, который перепостил avva для формирования выпуклой картины: http://avva.livejournal.com/2779800.html. Ещё душепользительно почитать другие документы в том же ЖЖ, мемуары Керсновской целиком, «Die Frauen von Janowka».
Затем можно почитать Шаламова и Солженицына, а потом ещё разок посмотреть в глаза восхвалятелям Сталина со значением.
Subscribe

  • (no subject)

    Встретил фотографию толпы футбольных фанатов, и она меня скорее напугала, у меня уж точно нет желания быть там среди них. Но внезапно я понял, что…

  • Прогресс

    Десять дней назад, вторая ступень SpaceX'овского корабля Starship своим ходом слетала своим ходом на десять километров вверх, и усмепшно приземлилась…

  • О водосбережении

    Как известно, питьевая вода во многих странах дефицитный ресурс. И даже в дождливой Германии летом иногда случаются засухи, в результате которых она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments

  • (no subject)

    Встретил фотографию толпы футбольных фанатов, и она меня скорее напугала, у меня уж точно нет желания быть там среди них. Но внезапно я понял, что…

  • Прогресс

    Десять дней назад, вторая ступень SpaceX'овского корабля Starship своим ходом слетала своим ходом на десять километров вверх, и усмепшно приземлилась…

  • О водосбережении

    Как известно, питьевая вода во многих странах дефицитный ресурс. И даже в дождливой Германии летом иногда случаются засухи, в результате которых она…