Alexander Kuklev (akuklev) wrote,
Alexander Kuklev
akuklev

Доверие, авторитет, ответственность

Вчера побежал я значит за автобусом, но не догнал. Тут бац останавливается машина, открывается пассажирская дверь, меня рукой подзывает водитель-дедок. Говорит "садись, давай мы его на следующей догонем! Ну или куда тебе надо добраться".. Так и подвез. И я захотелось мне написать о базовом доверии.

Для начала, для меня существуют две никак не связанных между собой вещи: доверие и "вера на слово" (т.е. авторитет), и они между собой толком никак не связаны. Ну то есть связаны, но так же косвенно, как например уважение и дружба.

Я воспринимаю слово доверие так: я доверяю кому-то в том смысле, что верю в его ко мне благожелательность и могу доверить ему какие-то свои мысли, секреты, ценности и право решать что-то за меня и он не воспользуется этим мне в ущерб. Доверие у меня бывает в разной степени.

У меня есть несколько ближайших друзей, которым я с совершенно спокойной душой могу доверить свою жизнь. Среди них есть двое таких, кто в критической ситуации сохраняет полный рассудок, один из них дополнительно обладает дополнительной способностью быстро принимать решения не хуже, а часто лучшие чем принял бы я сам. Ему я на время операции несколько лет назад я передал им управляющие данные своих счетов, файлы незаконченных проектов, ключи, пароли, явки, и сообщил что делать в какой ситуации, какие решения принимать в случае моей неспособности принять их за себя и тому подобное. Это не значит, что остальным я не доверяю, просто в данной ситуации из практических соображений он показался мне лучшим вариантом. Это один конец шкалы.

Второй конец шкалы — это базовое доверие, доверие "почти по умолчанию". Есть подозрительно неприятные люди (их мало, меньше чем один из десяти, они с первого взгляда вызывают у меня отторжение), а всем остальным незнакомцам я по умолчанию доверяю, что можно сесть с ними в машину, переночевать у них; что можно попросить помощи и они если смогут помогут.

Есть даже какое-то метафизическое ощущение, что очень сложно пропасть, когда вокруг тебя полно вот этих адекватных людей. Что ни один нормальный врач не оставит пациента истекать кровью или стонать от боли, потому что у пациента не нашлось при себе денег или страховки, что проезжие автомобилисты не оставят, и прохожие пешеходы не пройдут, пока есть силы хоть в одного из них ткнуть пальцем и попросить помощи. Что ада не наступит (да и вообще ничего страшного не произойдет), если что-то продолбать, куда-то опоздать, остаться вообще без денег и пойти некуда. Найдутся люди, как-то помогут, а чем-то авось и я пригожусь.

Моё базовое доверие кончается только когда я сталкиваюсь с институационализированным насилием, репрессивной системой. То есть вот в то, что можно найти какой-то правды, оказавшись в России под судом, я уже не уверен, там специальный обратный отбор, в целом отделении милиции может оказаться, что нет ни одного мальчика, который просто по человечески пожалеет маму (отловленную за отсутствие с собой паспорта) и отпустит её к ребёнку, который голодный один ждет непонятно почему отсутствующую маму, наполняясь потихоньку кромешным страхом. То есть концлагеря и прочие ужасы это да, но вот касательно обычных прохожих у меня есть вера, что среди них найдутся нормальные человеческие люди.

* * *

При этом доверие вообще не ассоциируется у меня с приниманием чего бы то ни было на веру. С одной стороны мне вспоминается рассказ из школьной хрестоматии по литературе: девочка залезла на мачту, как-то без контроля со стороны взрослых забралась на огромную высоту. Отец увидел это в какой-то момент и принял единственно верное решение: строго запретил ей смотреть вниз и приказал прыгать в воду. Девочка конечно прыгнула и спаслась. Я убежден, что то, что девочка послушалась и спаслась, обусловлено не доверием к отцу, а его авторитетом. Именно авторитетом (человека Х в глазах человека Y) называется готовность Y в той или иной степени поверить словам X и/или подчиниться его указаниям. Доверие говорит девочке из рассказа "отец говорит так, действуя в моих интересах, он не убить меня хочет, а наоборот", но именно авторитет отца при этом говорит "а еще раз он так говорит уверенно, значит нечего сомневаться".

С базовым доверием у меня все хорошо, а с базовым авторитетом плохо. Про таких как я говорят "он думает, что самый умный". Началось все с того, что у моих родителей, я хорошо это помню ещё в своем возрасте двух лет, часто были кардинально разные мнения по самым разным вопросам. И ошибались они оба изрядно часто. Я привык, что у дедушки с маминой стороны есть зоны упёртсти, вопросы, в которых он будет упорствовать в своем ошибочном мнении до покраснения в цвет вареного рака, бабушка с материнской стороны часто бывает неправа, но вообще почти никогда не может это признать вообще никак, вместо признания неправоты начинается игра "меня все не любят и не ценят", бабушка и дедушка с отцовской стороны таких финтов не делают, но, оказывается, часто не знают каких-то совершенно базовых медицинских или природных фактов, а если еще выпьют, так вообще начинают нести полную околесицу. Потом у меня была учительница первого класса, которая иногда делала ошибки в математических примерах, которых не делал я, пыталась снижать мне баллы за абсурдные вещи — дед с мамой быстро объяснили мне, что учительница тоже человек, ошибается, не знает чего-то. Это нормально, можно сгоряча обозвать её дурой, но вообще ошибаются решительно все люди, недур и недураков нет.

Эти примечательные соображения попали на плодородную почву, даже чрезмерно плодородную. Я сколько себя помню (т.е. с двух с небольшим лет) был ребенок вредный и очень любил подметить чью-нибудь ошибку и подчеркнуть свою правоту. Ну и сомневаться мне всегда нравилось. И делать что мне говорят мне тоже не нравилось сколько я себя помню. По-началу нравилось делать наоборот из вредности, но потом я понял, что это глупо, что я так себя как раз проявляю дураком и манипулировать мною через моё наоборотканье ничуть не сложнее, чем если бы я был пай-мальчиком. И где-то лет с пяти реакции смешались: попытку заставить меня что-то делать насильно на первом шаге всегда как и раньше воспринимались вшыки, но потом я чуть остывал и думал, "а чего на самом деле хочу я". Ну и уже потом делал как считал нужным. Часто это было именно так, как говорили умные взрослые, но я мог делать это уже без потери лица: хоть я и делаю в итоге как сказали, но это потому что я это принял и сам счел желательным, а не потому что прогнулся и "послушался": это я уже своим отторжением на начальном этапе показал.

Потом на это ещё наложился аспект контроля. "Расслабся, мам, я так делаю не потому что ты мне так сказала, а потому что я уже сам так решил, сейчас от тебя ничего не зависит, я эту штуку доделаю и не мешай". Сперва такие формулировки возникали если родители сперва уговорили меня что-то начать, а потом хотели это дело прервать, потому что пора например спать или чем-то другим заняться. А мне пришло в голову, что вот если я просто послушался, то да, приказ можно и отозвать. А если это был не приказ, а предложение, и я его принял, то дальше у них уже нет возможности что-то отозвать. Только сделать другое предложение. А потом я обнаружил, что когда я лишаю контроля, я еще и снимаю ответственность. Мама думает, оставить мне кружок на котором я устаю и от которого прихожу зеленый или забрать с него, она думает что это её забота. А я высказываюсь чётко, что это мой выбор и не лезте. И ей ощутимо проще жить. Теперь ответственность уже лежит на мне, и ей проще и мне проще.

Потом эти два аспекта вообще слились воедино: я вообще ничего не делаю, щель между принятием в штыки чужого предложения и согласием с ним — это для момент перехода носителя ответственности. Я могу скрепя сердце* сделать что-то мне ещё неблизкое с недовольной ноткой в голосе и фразой "ну, под вашу ответственность", либо таки выдержать паузу, подумать и решить. Если подумал и решил что да, так и будет правильно, это уже действие под мою ответственность.

А ещё, мне кажется, привычка сомневаться абсолютно во всём и проверять самостоятельно ещё и профдеформация. И книжки Фейнмана, и практикум на первом курсе. Мы сами измеряли заряд электрона и его массу, гравитационную константу и прочие природные постоянные. И я до сих пор когда смотрю на константы из справочника, в голове сравниваю их с тем, что намерял сам, и это определяет их достоверность в моих глазах, это заученное. И также статьи читаю: "хрен их знает, что они там намеряли".


____
* у меня в таких случаях детское желание выполнить просьбу формально, но как-нибудь так боком, чтобы ни у кого больше не возникло желания просить, я только лет 10 назад научился душить в себе этот инфантилизм.
Subscribe

  • (no subject)

    Встретил фотографию толпы футбольных фанатов, и она меня скорее напугала, у меня уж точно нет желания быть там среди них. Но внезапно я понял, что…

  • Прогресс

    Десять дней назад, вторая ступень SpaceX'овского корабля Starship своим ходом слетала своим ходом на десять километров вверх, и усмепшно приземлилась…

  • О водосбережении

    Как известно, питьевая вода во многих странах дефицитный ресурс. И даже в дождливой Германии летом иногда случаются засухи, в результате которых она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments